Говорите по-осетински: сайт для интересующихся осетинским языком

Осетинский форум | Осетинская Википедия | Осетинские словари


Поиск по словарю:

Конъюнктив — заимствованый из латинской грамматики термин, где он используется для обозначения действий или состояний как предполагаемых, возможных, ожидаемых, желательных.
Оптатив — желательное наклонение; модальность желательности, ожидания желаемого.

В.И. Абаев, «Грамматический очерк осетинского языка».
Орджоникидзе, 1959. Стр. 75–87

Употребление форм сослагательного наклонения

§ 131. Употребление форм сослагательного наклонения не имеет полной аналогии в русском языке, но сближается с потреблением соответствующих форм в древнеиранском, греческом, латинском. Превербы в сослагательном наклонении, как и в других случаях, дают глаголам значение совершенного вида.


§ 132. Сослагательное наклонение в нашей схеме спряжения объединяет две исторически различные формы: старый оптатив (калин, калдаин) и старый конъюнктив (калон). Такое объединение упрощает схему спряжения и объективно оправдано, поскольку в современном языке нельзя уже провести четкой границы между оптативным и конъюнктивным употреблением соответствующих форм.

Совпадение значений старого оптатива и конъюнктива полностью осуществилось в прошедшем времени. Формы прошедшего времени старого конъюнктива (калдтон, калдтай, калдта и т. д.) были использованы как прошедшее время изъявительного наклонения переходных глаголов. В связи с этим прош. время старого оптатива (калдтаин, калдтаис, калдтаид и т. д.) вобрало в себя значение и оптатива, и конъюнктива. Что оптатив в прошедшем времени функционирует не только как оптатив, но и как конъюнктив, видно из таких примеров, когда в одних и тех же по смыслу оборотах и сочетаниях в настояще-будущем времени употребляется форма старого конъюнктива, а в прошедшем — форма оптатива:

цы бакæнон? «что мне делать?»; цы бакодтаин? «что мне было делать?» хъуамæ ацæуон «я должен пойти»; хъуамæ ацыдаин «я должен был пойти».

В настоящем и будущем времени значения оптатива и конъюнктива также нередко весьма близки и формы их взаимозаменимы. Например, для выражения колебания, сомнения, нерешимости, размышления может употребляться и оптатив, и конъюнктив: Йæ разæй фæуин, æмæ мæ разыбадæг хондзæн, фæсте йæ сурин, æмæ мæ фæдисон хондзæн «спереди зайти,— как бы он не счел меня за сидящего в засаде, нагонять его сзади,— как бы он не счел меня за пре следователя» (НС. 344). Здесь формы оптатива (фæуин, сурин) можно без существенного изменения смысла заменить формами конъюнктива (фæуон, сурон); йæ разæй фæуон, æмæ мæ разыбадæг хондзæн, фæсте йæ сурон, æмæ мæ фæдисон хондзæн. Можно сказать рахизмæ ацæуин æви галиумæ? или рахизмæ ацæуон æви галиумæ? «пойти ли мне направо или налево?»; бауæндис цымæ? «осмелишься ли?» (Бр. 16).


§ 133. Однако в ряде случаев употребление форм оптатива и конъюнктива дифференцировано, как можно видеть из нижеследующих примеров.

Рассмотрим две группы случаев:

1. Сослагательное наклонение в главном предложении.

2. Сослагательное наклонение в сложноподчиненном предложении.

1. Настояще-будущее время сослагательного наклонения (оптатив) выражает желательность, возможность, намерение, колебание, причем, беспревербные формы указывают на настоящее или будущее время, превербные — на будущее:

дунейы хæрзтæй хуыздæр мæм куы кæсид уарзондзинад! «о, если бы из всех благ мира лучшим мне казалась любовь!» (К. 16); искуы кæд ысуис мæ дарæг «авось ты станешь когда-нибудь моим кормильцем» (К. 27); чи зоны хъуыддаг сырæзид æнæ хъаугъайæ «может быть, дело устроится без свары» (А. 78); тæхуды ныр уæ къæсæрæй куы базарин æз дæр! «о, если бы и мне запеть с вашего порога!» (К. 110); мæ иу цæстæй куы бакæсин, мæ хуры хай, дæумæ! «о, если бы мне одним глазом взглянуть на тебя, мое солнышко! (К. 110); зæгъин ын, æмæ куы смæсты уа «сказал бы я ему, но как бы он не рассердился»; искуы дæ фыййау куы разарид иу сау къæдзæхы сæрæй! «о, если бы твой пастух запел с вершины одной черной скалы!» (К. 36); сау фæныкæй уæ куы фенин фæлтау! «лучше мне видеть вас черной золой» (Л». 39).

Настояще-будущее время сослагательного наклонения (оптатив) употребляется в вопросительных оборотах с оттенком сомнения: бауæндис æхсæвыгон хъæдмæ ацæуын? «осмелишься ли ты ночью пойти в лес?».

Настояще-будущее время сослагательного наклонения (оптатив) в сочетании с куы употребляется иногда взамен прош. времени изъявительного наклонения для выражения быстрого действия:

уæйыг аппæрста къухдарæн зæхмæ; Уырызмæг дæр цингæнгæ къухдарæн зæххæй куы фелвасид æмæ йæ йе ’нгуылдзыл куы бакæнид «великан кинул перстень на землю; Урызмаг с радостью как схватит перстень с земли и как на денет его на свой палец» (НС. 50–51).


§ 134. Будущее время сослагательного наклонения (конъюнктив) выражает повеление, побуждение, пожелание, намерение:

фæлидзон, загъта «убегу-ка я, сказал он» (К. 50); чиныгмæ ма бавналай! «не вздумай трогать книгу!»; байрæзай! «чтобы тебе подрасти!» уæ лæг саг амара, уæ ус тырын ныййара «пусть ваш мужчина убьет оленя, пусть ваша женщина родит мальчика»; фæсмон фæкæна, мæрдты дзыназа, дæу чи ныййардта! «пусть раскается, пусть рыдает в царстве мертвых, кто тебя породила!» (К. 48); цæй æмæ ныццæуон «возьму-ка и спущусь».

нарты... дзауматæ рахæссон æмæ сæ бафхæрон «спущусь-ка я, заберу у нартов одежду и обижу их» (ОЭ. 26);

æз иучысыл ацуан кæнон «я немного поохочусь» (ОЭп. 16);

ам уал бад, æз доны был мæ къухтæ ахсон «посиди пока здесь, я умою на берегу свои руки «(ОЭп. 17);

ауадзут мæ, æз мæ хойы рацагурон «пустите меня, я поищу свою сестру».

цон æз бæх аифтындзон «пойду я запрягу лошадь» (Бр. 37).

Будущее время сослагательного наклонения (конъюнктив) выражает нерешимость или вопрос относительно совершения какого-либо действия:

размæ цæуон æви фæстæмæ здæхон? «идти мне вперед или возвращаться?»

цы номæй дæм бадзурон? «каким именем тебя на звать?» (К. 42);

кæй барвитон курæг? «кого мне послать сватом?» (К. 61),

арт скæнон? «развести ли огонь?»

цы бакæна Будзи? Куыд сæргом кæна йæ уарзондзинад Сæлимæтæн? «что делать Будзи? Как ему раскрыть свою любовь перед Салимат?»

Будущее время сослагательного наклонения (конъюнктив) выражает предположение о возможности или вероятности какого-либо действия (часто с куы):

чи зоны искуы æрыфта дæ зæрдыл иунæджы сагъæс «может быть когда-нибудь придет тебе на сердце дума об одиноком» (К. 23).

мæ галты мын арс куы ныттона, кæлды бын сæ æхсæвæрæн куы ныгæна «как бы моих быков не задрал медведь, как бы не закопал под валежник на ужин» (Ч. 63);

сывæллон былæй куы ахауа, мыййаг «как бы ребенок не свалился с края».

2 лицо конъюнктива от глагола зæгъын «сказать» употребляется в значении союза «-ли»:

цъыхыры зæгъай, мæкъуылтæ зæгъай, æнувыдæй мын æмпъухдзысты «хворост ли, копны ли, все они будут мне усердно таскать» (Ч. 62).


§ 135. Прошедшее время сослагательного наклонения (оптатив), как мы отмечали (§ 132), употребляется во всех значениях, которые были свойственны как старому оптативу, так и старому конъюнктиву. Оно может выражать желательность, возможность, сомнение:

куы нæ дæ федтаин бæргæ! «о, хоть бы я тебя не видел!» (К. 112),

раздæр дыл куы сæмбæлдаин! «если бы мне встретить тебя раньше!»

загътаис, нырма лæппу у «ты сказал бы, что он еще юноша»;

хъæдын цæвæг цы слыг кодтаид? «что могла раз резать деревянная коса?» (ОЭ I 86);

сæхи хæдзарæй йын йæ сæр сæрдасæндзæф чи фæкодтаид, ахæм нал уыдис «из домашних не осталось никого, кто мог бы коснуться бритвой его головы» (ОЭ I 90);

Уырызмæг дар йæ разы кæм бадтаид! «разве стал бы Урызмаг сидеть перед ним!» (НС. 50);

цы нæ федтаис æвæдза Уанелы базары, уæд æвзист дзаумайæ, уæд хæрдгæйæ, уæд хъæдабæйæ! «чего только нельзя было увидеть на Ванельском базаре, то ли серебряных изделий, то ли золотого шитья, то ли бархата!» (Ч. 72);

æмбисæхсæвæй аивгъуыдтаид, афтæ хъæды ’рдыгæй фехъуысти фæдыл-фæдыл æртæ гæрахы «было, вероятно, за полночь, когда со стороны леса раздались один за другим три выстрела» (А. 78);

дзывыр сæ мыййаг нæ разылдаид — чысыл гæппæлтæ уыдысты «соха не могла бы там развернуться» (настолько малы были клочки земли») (Ч. 95);

цы уыдаиккам мах æнæ Тотай? «что мы были, бы без Тотая?» (МД. 1956 VII 49);

уый йæхи низæй нæ амардаид «должно быть, он умер не от своей болезни».

Прошедшее время оптатива выражает иногда многократное, повторяющееся действие в прошлом (что обычно выражается частицей -иу):

Хъæу тарф фынæйæ хуыссыди... Æрмæст хаттæй-хатт куы иуырдыгæй, куы иннæрдыгæй куыдз срæйдтаид, йæ фæдыл æндæртæ дæр, фæлæ та уайтагъд банцадаиккой «Аул спал глубоким сном. Только изредка то здесь, то там залает собака, за ней и другие, но тотчас умолкают» (А. 77);

цæвиттон дæ уыгæрдæн æркарстай..., уæд-иу баскъæрдтаиккой галтæ æмæ раластаиккой де ’вастæй æвзаргæ мæкъуылтæ «допустим, ты выкосил свой покос..., тогда они пригоняли быков и увозили отборные копны без твоего ведома» (Ч. 60);

уалынмæ сывæллæтты хъазыны уынæр уынгæй йæ хъустыл ауадаид; уæд фæгæпп кодтаид, лидзæг фæцадаид уынгмæ «тем временем с улицы донесется, бывало, шум ребячьих игр; тогда он вскакивал, выбе гал на улицу» (А. 11);

иуæй-иу лæппу, йæ кафæг къайæн уæлдай кад скæныны тыххæй, фелвæстаид дамбаца æмæ-иу æй чызджы къæхты бын ныццавта «иной юноша, чтобы воздать особую честь своей партнерше по танцу, вы хватывал пистолет и стрелял у ног девушки» (А. 74).

Употребление оптатива для выражения многократности в прошлом более обычно в дигорском диалекте, где, однако, в этом значении употребляются формы настоящего (а не прошедшего) времени:

æхститæ кæнун сæ байдæдта æма си ке фехсидæ, е ба кæсгон хумæндæргъцæ фесхъеуидæ «он стал их ки дать и кого, бывало, кинет, тот отлетал на длину ка бардинской пашни» (ДС. 9);

Батраз си ке куд æййафта, отæ ин æ сæр ракъуæридæ æма ’й æ фæцабæрцæ рацæвидæ «Батраз, по мере того как нагонял одного за другим, срубал у него го лову и привязывал к торокам» (ДС. 11).


§ 136. В сложноподчиненном предложении отмечаются следующие важнейшие случаи употребления со слагательного наклонения:


1. Предложения условные:

В условных придаточных предложениях формы на -ин, -ис, -ид и т. д. (старый оптатив) означают ирреальное, проблематичное, возможное условие и переводятся русским «если бы»; а формы на -он, -ай, -а т. д. (старый конъюнктив) — реальное условие и переводятся русским «если». В первом случае в главном предложении также требуется постановка сказуемого в сослагательном наклонении, во втором — в изъявительном:

куы йæ фенис, уæд дис фæкæнис «если бы ты его увидел, удивился бы».

куы йæ фенай, уæд дис фæкæндзынæ «если ты его увидишь, удивишься»;

куы мын загътаис, уæд хорз уыдаид «если бы ты мне сказал, было бы хорошо»;

куы сæ фæфиппайдтаиккой, уæд бабын уыдаиккой: усæн йæ дзыккутæ ракодтаиккой, йæ уæрджытæмбæрзæн ын йе ’фцæгыл æрæфтыдтаиккой æмæ йæ хæрæгыл зыгъуыммæ бадтæй хъæууынгтыл æрзилын кодтаиккой, стæй та йæ уырсы къæдзилыл бабастаиккой; лæппуйы та уадидæгæн фыдджыны кæрдæнтæ скодтаиккой «если бы их заметили, то они погибли бы у женщины срезали бы косы, накинули бы ей на шею шальвары и, посадив ее на осла задом на перед, провели бы ее по улицам, а затем привязали бы к хвосту жеребца; юношу тут же искрошили бы как фарш» (Ч. 80–81);

сæ фос цы ран хизынц, уый мын куы бацамониккат, уæд сæ æрбæтæрин «если бы вы показали мне, где пасется их скот, я бы пригнал его» (ДС. 19);

искуы мын куы схъомыл уаис, уæд ды дæр дзы цух нæ заис...; скæнис хъугдзармæй æрчъитæ, къахис митбынæй мæхъитæ «если бы ты у меня подрос когда-нибудь, и ты не имел бы недостатка (в работе), надел бы обувь æрчъи из коровьей кожи, копал бы из-под снега сапетки» (К. 27); уыцы фыдбылызы балцы куы нæ ацыдаид, уæд ныр дæр ма дзæбæх цæрид «если бы он не отправился в ту злосчастную поездку, то и те перь еще он хорошо жил бы»;

фæндаг куы зонин, уæд цæуин «если бы я знал до рогу, пошел бы»;

ныббар мын, кæд-иу дæм мæ зарæг кæуæгау фæкæса мыййаг «прости мне, если моя песня покажется тебе подобной плачу» (К. 11);

куы бамбæхсай барæй, уæд усы кæрдæны мыггагмæ фæхæт «если ты умышленно спрячешься, то носи навеки женский платок» (К. 42);

æз дын сæ куы баныгæнон æмæ дын сыл хорз цырт куы самайон, уæд мын цы ратдзынæ? «если я тебе их похороню и возведу над ними хороший памятник, то что ты мне дашь?» (ОЭп. 17);

Гæдийы ус куы уа, уæд амондджын уыдзæн «если она будет женой Гади, она будет счастлива» (С. 105–106);

кæд фервæзон, уæд куывд скæндзынæн «если спасусь, устрою пир».


2.  Предложения цели:

цæмæй йæ мачи базыдтаид, уый тыххæй йæ зачъе адаста «чтобы никто его не узнал, он сбрил бороду»;

адæм уымæн сыстадысты, цæмæй сæрибардзинад райсой «народ затем восстал, чтобы получить свободу»;

Секъойы марыны фæнд скодтой, цæмæй йæ фос, йæ мулк æмæ йæ ус уыдонæн баззадаиккой, уый тыххæй «они задумали убить Секо, чтобы его скот, его имущество и его жена достались им» (С. 92);

æфсæдтæ æгасæйдæр бæхæн йæ хъазын куыд уыдтаиккой,афтæ æрлæууыдысты «войска всей массой стали так, чтобы видеть джигитовку» (ДС. 4);

хъæды стыр арт скодтой, цæмæй сæм бирæгътæ ма уæндой «они развели в лесу большой костер, что бы волки не осмелились (подходить) к ним».


3.  Предложения дополнительные:

бафæдзæхстон ын, цæмæй бæхты хизынмæ аскъæрдтаид «я наказал ему, чтобы он погнал лошадей на пастьбу»;

Саукуыдз... йæ чызгæн лæгъстæ кодта, цæмæй Гæдийæн бакома «Саукудз упрашивал свою дочь, чтобы она согласилась выйти замуж за Гади» (С. 105);

тарстæн, куы мæ фæнадтаис, уымæй «я боялся, как бы ты меня не побил» (Ф. 1957 Ш 59);

кæдæм цыдаиккам, уый нал зыдтам «мы не зна ли, куда нам идти»;

цы агурай, уый ссардзынæ «что ищешь, то и найдешь»;

мæ фосæй ауæй кæндзынæн æмæ æрхæсдзынæн, цас зæгъай, уыйас «я продам из своего скота и принесу (денег), сколько скажешь» (С. 60).

афтæ бакæ, цæмæй уæхст дæр ма басудза æмæ физонæг дæр «сделай так, чтобы и вертел не обгорел, и шашлык»;

зæгъ ын, æмæ сихор бахæра «скажи ему, чтобы он пообедал»;

тæрсын, куы басийат «боюсъ, как бы вы не за мерзли».

Формы сослагательного наклонения ставятся после фæндын «хотеть», хъуамæ «нужно», «должно», бон уын «мочь, быть в силах», бар уын «иметь право» и др. фæндыд мæ, куы нæм баззадаис «я хотел, чтобы ты у нас остался»;

фæнды мæ, куы нын фенис нæ цард «хочу, чтобы ты посмотрел нашу жизнь»;

фæнды мæ, фенай нын нæ цард (или... цæмæй нын нæ цæрд фенай) «хочу, чтобы ты посмотрел на шу жизнь»;

хъуамæ ацыдаин «я должен был пойти»; хъуамæ ацæуон «я должен пойти»; мæ бон нæ уыд мæ хæс бафидын «я не мог уплатить мой долг»;

бар дын ис мидæмæ бацæуай «ты имеешь право войти внутрь»;

кæд фервæзин, зæгъгæ, ууыл архайдтон «я старался, как бы избавиться».


4. Предложения временные с оттенком будущего или возможного:

цалынмæ йæ ссарон, уæдмæ не ’рынцайдзынæн «пока я не найду его, не успокоюсь»;

хур куы скæса, уæд араст уыдзыстæм «когда взой дет солнце, мы отправимся»;

афыцой хъæдуртæ, абадут æнцад «(пока) сварятся бобы, посидите спокойно» (К. 44).

Адæм куы стыхсой цагъайраджы цардæй, Адæм куы бамбарой се ’фхæрд, сæ марæг,— Зон, уæд кæй сыстдзысты иу бон хъыгдардæй, Зон, уæд кæй фехъуысдзæн иу бон сæ зарæг. «Когда народ станет изнемогать от рабской жизни. Когда народ поймет свои обиды и кто их убийца,— Знай, тогда он подымется от притеснений, Знай, тогда раздастся в один день его песня» (Ц. 29);

фæлладæй куы хуысса, уæд ын йæ бындзытæ сурдзынæн «когда он будет спать усталый, я буду от гонять от него мух».