Говорите по-осетински: сайт для интересующихся осетинским языком

Осетинский форум | Осетинская Википедия | Осетинские словари


Поиск по словарю:

Сказания о нартах. Осетинский эпос. Издание переработанное и дополненное. Перевод с осетинского Ю. Либединского. С вводной статьёй В. И. Абаева. М, «Советская Россия», 1978. Оглавление и скан в формате djvu »»

Нартовский эпос осетин

Батрадз, сын Хамыца, и Арахдзау, сын Бедзенага

В селении нартов, в старом доме Ахсартаггата, где хозяином старый нарт Урызмаг, возится у очага нартская хозяйка Шатана. А возле самого очага сидит мальчик и играет в золе. И оттого, что проводит он большую часть времени возле очага, шершавыми стали колени мальчика.

Вдруг прислушалась Шатана. Незнакомый человек остановился у ворот и просит, чтобы кто-нибудь вышел из дома. Вышла Шатана из дома.

— В здравии прибывай к нам, гость, — сказала она.

— Пусть сердце твое радуется, — ответил незнакомый человек. — Мужчины ваши дома?

— Мужчин наших дома нет, — ответила Шатана. — Но в доме нашем живут мужчины. Милости просим, заезжай к нам. Угостим чем можем. Если захочешь, будет тебе пища с дымом — горячая пища, а то можем угостить и пищей без дыма — холодной пищей.

— Спасибо, добрая женщина, пусть божье благословение будет на тебе. Нужно мне встретиться с нартом Сосланом.

— Все мужчины наши пошли на праздничный пир в Дом к Ацата, в дальний поселок, в Хусдзагат Занартский.

— Спасибо за доброе слово, но еще больше буду я благодарен тебе, если дашь ты мне провожатого до поселка Хусдзагат.

— Кого же я могу послать с тобой? Кроме меня, во всем доме только мальчик-мальчик-несмышленышон греет ноги у огня. Коли ты захочешь взять его в провожатые, я сейчас же вышлю его к тебе.

Оставив гостя у ворот, Шатана вошла в дом.

— Чтоб ты пропал, несмышленыш, — ласково сказала она. — У наших ворот стоит гость, его нужно проводить в Хусдзагат, где в доме Ацата пируют наши мужчины.

Не торопясь поднялся мальчик. Любил он посидеть дома на камне возле очага. Но услышав о госте, вскочил, потянулся и быстро вышел к гостю. И отправились они в Хусдзагат. Гость верхом на коне, а весь испачканный в золе мальчик — пешком.

Там, где тропинка пошла круто вверх, гость сказал мальчику:

— Давай-ка я возьму тебя на своего коня.

Мальчик взглянул на всадника, потом внимательно осмотрел коня и ответил:

— Прости меня, гость, но не настолько силен твой конь, чтобы поднять нас двоих.

— Ах ты, собачий сын! Сейчас же садись на коня, иначе я плетью проучу тебя за то, что ты так разбираешься в лошадях!

Мальчик легко вскочил на коня.

Недалеко проехали они. Вдруг мальчик стиснул коня коленями, зашатался конь, закашлял, и свернувшаяся кровь показалась у него изо рта.

— Ведь говорил я тебе, гость, что не выдержит твой конь нас двоих.

— А, так ты Батрадз, сын Хамыца? — догадался гость.

— Да, Арахдзау, сын Бедзенага, я перед тобой.

И мальчик, соскочив с коня, опять пошел впереди, показывая тропинку.

Длинная дорога. Нужно отдохнуть. Остановил коня Арахдзау на повороте тропинки, в удобном месте, слез с коня и сказал Батрадзу:

— А не испытать ли нам свои стрелы, Батрадз? Ну-ка, стреляй первым.

— Никогда не достану я из колчана свою стрелу раньше гостя, — сказал Батрадз.

Достал тогда Арахдзау стрелу из своего колчана, взял в руки лук, попробовал пальцем, хорошо ли натянута тетива, как следует натянул ее, наложил стрелу и послал ее. Далеко впереди, на дороге, легла стрела.

И Батрадз пустил стрелу. Через леса и горы летела стрела, и вонзилась она в косяк двери Ацата: пришла стрела к цели. И зашатался древний дом Ацата, в котором шел пир, яства попадали со столов.

— Не тревожьтесь, добрые люди, — усмехаясь, сказал нарт Сослан. — Это стрела нашего озорника, это блажной наш идет сюда.

И правда, немного времени прошло, как к дому Ацата подошли сын Бедзенага Арахдзау и сын Хамыца Батрадз.

Поспешно встал из-за стола Сослан и вышел из дома. Он приветствовал гостя, а потом повернулся к Батрадзу и тяжелой своей ладонью со всего размаху ударил его по щеке.

— Щенок! — сказал он. — Это тебе за пробу стрелы.

Ничего не ответил Батрадз, словно Сослан и не коснулся его щеки, и подставил ему другую щеку, потому что во всем подчинялся он своему старшему. Немного погодя вышел он незаметно из дома, а тут вдруг как кинется прочь и разом, одним прыжком перекинул себя через семь хребтов и оказался перед своим домом.

И все идет по-прежнему: сидит возле очага мальчик, копошится, играет в теплой золе.


Сказания о нартах. Оглавление »»