Говорите по-осетински: сайт для интересующихся осетинским языком

Осетинский форум | Осетинская Википедия | Осетинские словари


Поиск по словарю:

Сказания о нартах. Осетинский эпос. Издание переработанное и дополненное. Перевод с осетинского Ю. Либединского. С вводной статьёй В. И. Абаева. М, «Советская Россия», 1978. Оглавление и скан в формате djvu »»

Нартовский эпос осетин

Смерть Арахдзау

Как-то раз во время охоты спускался нарт Сослан по большому гребню и увидел золотистого оленя. Сослан, крадучись, следовал за ним, но олень не подпускал его к себе на расстояние полета стрелы. Долго шел Сослан за оленем, наконец устал, рассердился и, решив отдохнуть, прилег под дерево. Кто знает, долго ли он спал? Но в это время неподалеку проезжал сын Бедзенага Арахдзау. Увидев золотистого оленя, Арахдзау пустил в него стрелу. Олень покатился с большого гребня, упал на то дерево, под которым спал Сослан, и, обломав его ветви, ударил Сослана по лбу.

Сослан тотчас же проснулся, вскочил и видит, что приближается к нему, улыбаясь, Арахдзау. Они тут же узнали друг друга, — а то как же?

— Чего это ты испугался, Сослан? — спросил Арахдзау.

— Я не испугался, а удивился. Сегодня весь день подкрадывался я к этому оленю, так как же ты убил его раньше меня? — сказал Сослан.

— Чему же ты удивился? Или тут мало таких оленей?

Оба охотника были рады этой встрече. Арахдзау, как младший, приготовил шашлыки. Они закусили, и Арахдзау сказал Сослану:

— Не побрезгуй нами, Сослан, будь нашим гостем!

Сослан согласился, и вместе с Арахдзау отправились они к нему домой. Сколько ехали они, кто знает? Но вот прибыли на землю Бедзенаг-алдара. Вдруг увидел Сослан: далеко впереди, подобно туче, поднялась пыль. И спросил Сослан у Арахдзау:

— Что там за пыль? Уж не напал ли кто на твою страну?

— Нет, не от нашествия эта пыль, Сослан, — ответил Арахдзау. — Сегодня день рождения Бедзенаг-алдара. В честь этого дня и пляшет наша молодежь.

Ближе подъехали они, и услышал Сослан, как, подобно небесному грому, гремят, пролетая, стрелы.

— А это что? Уж не враги ли вторглись к вам?

— Не пугайся, Сослан, это в честь дня рождения Бедзенаг-алдара молодежь наша состязается в стрельбе из лука, — это шумят, пролетая, их стрелы.

Дальше поехали они, уже и селение обозначилось вдали. И опять до слуха Сослана донеслись громовые раскаты, и снова пояснил ему Арахдзау:

— Это в честь дня рождения отца моего молодые люди нашего селения толкают друг друга плечами, показывают свою силу.

Так, беседуя, доехали они до селения. Сослан пошел к Бедзенаг-алдару и приветствовал его. Арахдзау же передал отцу тушу убитого им золотистого оленя и сказал:

— Это тебе подарок от нарта!

Как было не обрадоваться Бедзенаг-алдару такому гостю! Угощали Сослана всю ночь до утра. А в селе продолжали праздновать день рождения Бедзенаг-алдара. Веселились и стар и млад. Одни, подобно баранам, сшибались лбами, другие стреляли из лука, третьи водили веселый хоровод. Поглядел Сослан, поглядел на веселье и попросил Бедзенаг-алдара:

— Позволь и мне вступить в игру.

Бедзенаг разрешил ему, и Сослан подошел к тем, кто стрелял из лука. Вытащил он стрелу и пустил ее в цель. И тут уж не переставали удивляться жители большого селения Бедзенаг-алдара: каждый раз, когда пускал Сослан стрелу, попадал он в цель. Дошла об этом весть до Бедзенаг-алдара, и он подарил Сослану меч, который сам выскакивал из ножен. Потом Сослан подошел к тем, которые, подобно баранам, сшибались лбами, и стал состязаться с ними. И всякий, кого он ударял лбом, летел с ног долой.

И тут обидно стало Бедаенаг-алдару. Столько людей вокруг, а ни одного не нашлось, кто бы сшиб с ног Сослана.

На третий день вступил в игру Арахдзау. И люди сказали:

— Сослан победил всех нас, пусть попробует помериться силами с Арахдзау.

Не возразил Бедзенаг-алдар против этого. Арахдзау сказал Сослану:

— У вас, у нартов, считается позором осилить гостя, у нас же — славой! Давай-ка посостязаемся.

Согласился Сослан. Сначала состязались они в стрельбе из лука. Все селение столпилось вокруг них, люди следили за каждым их движением. Но никто из двоих не брал верх. Когда над ними пролетала птица, они прицеливались ей в самый глаз, и оба попадали. Потом они толкали друг друга плечами, но ни один из них не сдвинулся с места. И увидев, что они во всем равны, подав друг другу руки, они побратались. И Сослан сказал:

— Хорошо вы угостили меня, Бедзенаги! А раз так, пусть мой побратим посетит мой дом.

Бедзенаг не стал перечить и разрешил сыну поехать вместе с Сосланом.

На второй день Сослан, захватив подарки Бедзенага, вернулся в нартское селение. Арахдзау сопровождал его.

Щедро угощал Сослан Арахдзау, на руках его носил. Настало время уезжать Арахдзау. Богатые подарки преподнес ему Сослан, своего коня он ему подарил. Так с почестями проводил он Арахдаау.

Коварным от рождения был Сырдон. Когда Арахдзау возвращался домой, Сырдон, приняв обличье старушки, появился перед ним и сказал:

— Эй, юноша, хорошие подарки везешь ты своему отцу! Но почему, когда выбирал ты подарки, не попросил у своего хозяина Цылан-коня, который в жаркий день охлаждает всадника, а в холодный согревает?

Арахдзау тут же вернулся в селение нартов и вызвал Сослана. Сослан вышел к нему и спросил:

— Что ты забыл у нас, Арахдзау?

— Если ты хочешь мне сделать подарок, подари своего Цылан-коня, чтобы он согревал меня в холодный день, а в жаркий спасал от зноя.

— Пусть беды будут уделом твоим и того, кто подсказал, чтобы ты попросил этого коня! Конь этот таков, Арахдзау, что месячный путь за сутки совершает. Ты непривычен к такой езде, и боюсь я, что он принесет тебе несчастье.

— Неужели ты можешь. Сослан, отказать мне в том, что я у тебя прошу? Если этот конь годится для тебя, значит, он и для меня годен.

Вывел Сослан из-под семи подвалов Цылан-коня. Повел его Арахдзау к реке и вымыл с таким старанием, с каким моют стол перед пиршеством. Оседлал его Арахдзау, попрощался с Сосланом и отправился в путь.

Изрядно далеко отъехал он от селения нартов, как вдруг навстречу ему в обличье старика идет Сырдон.

— Эй, юноша, — сказал он Арахдзау, — хороши твои подарки, но не догадался ты попросить у своего названого брата панцирь Церека.

Возвратился опять Арахдзау и вызвал Сослана. Вышел к нему Сослан и спросил:

— Что еще тебе от меня надо, Арахдзау?

— Если бы ты подарил мне панцирь Церека, Сослан, я был бы очень тебе благодарен.

— Чтобы расплющился язык у того, кто посоветовал тебе просить у меня это! — сказал Сослан.

Отдал он Арахдзау панцирь Церека, — разве мог он поступить иначе? Но, отдавая подарок, он сказал:

— Счастливого пути, Арахдзау. Но если теперь кто-нибудь посоветует тебе возвратиться назад, подмани его к себе, поймай его и загляни, что у него ниже подбородка.

И снова на пути Арахдзау повстречался Сырдон, но на этот раз в образе молодой женщины. Застенчиво смотрит женщина на Арахдзау. Арахдзау оглядел ее, а потом сказал ей ласково:

— Не стесняйся меня, открой свое лицо. Послушалась молодая женщина, открыла лицо и сказала Арахдзау:

— Хотя много везешь ты домой ценных вещей, но чего-то еще недостает среди них.

— Чего же недостает? Подскажи-ка, подойди поближе! — сказал Арахдзау.

Но когда Сырдон в обличье молодой женщины приблизился к Арахдзау, он, изловчившись, поймал его и выхватил у него из-за пазухи выкованный донбеттырами нож. И тогда Арахдзау ухватил Сырдона за руку, закрутил его, и Сырдон, вертясь, как мельничное колесо, полетел к выходу из ущелья. Но все-таки он успел крикнуть Арахдзау:

— Если ты уж так силен, Арахдзау, так взял бы себе в жены красавицу дочь Куан-алдара, которая кроит и шьет в своей семиярусной башне!

Возвратился опять Арахдзау к Сослану и сказал ему:

— Вот тебе нож, выкованный донбеттырами.

Сослан ответил:

— Эх, Арахдзау, Арахдзау! Нож этот — верная примета, что на пути твоем каждый раз становился Сырдон. Я узнал его по этому ножу. А что еще тебе он сказал?

— «Если ты, — говорит, — настоящий мужчина, возьми себе в жены красавицу дочь Куан-алдара». И мне, Сослан, нельзя отказаться от нее.

— Откажись от этого дела! Сырдон не простил тебе обиды, и ты попадешь в его хитросплетенную паутину. Лучше возвратись к отцу своему Бедзенагу и попроси у него совета.

Арахдзау вернулся со своими подарками домой и сказал своему отцу:

— Я направляюсь в Страну донбеттыров свататься к дочери Куан-алдара.

— О сын мой! — сказал Бедзенаг-алдар. — Неладное ты дело задумал. Состарился я. Кто же, когда я умру, бросит горсть земли на мои старые кости?

— Не беспокойся за меня, отец! Я ведь знаю, что делаю! — отвечал Арахдзау.

— Ты хоть взял бы себе своего друга нарта в товарищи, — сказал Бедзенаг-алдар.

— Возвращаться неохота, отец! Если будет мне трудно, извести Сослана, он меня сам найдет, — сказал Арахдзау и уехал в страну Куан-алдара.

А Куан-алдар со стороны матери приходился родственником Сырдону. Узнав, что Арахдзау поехал к Куан-алдару свататься к его дочери, Сырдон опередил Арахдзау и сказал Куан-алдару:

— К тебе едет мой обидчик. Хочет он посвататься к твоей дочке. Но прошу, отомсти за меня, убей его! Сам я слишком слаб.

К вечеру Арахдзау прибыл к Куан-алдару и, подъехав к его дому, позвал:

— Хозяева, не пустите ли гостя?

Выбежал из дома сын Куан-алдара и пригласил Арахдзау:

— Заходи к нам, будешь нашим гостем!

Арахдзау вошел в дом. Его посадили за стол, принесли ужин, и все сели за еду. Арахдзау сказал Куан-алдару:

— Позволь мне надеяться, и мне будет легче просить тебя.

— Всякая вещь имеет цену. Говори, наш гость. О чем ты хочешь просить?

И тут Арахдзау рассказал хозяевам, зачем он приехал. Куан-алдар ответил ему:

— У нас такой обычай: покажи три раза свою отвагу — и девушка твоя! Иначе не можем мы выдать ее за тебя.

— Хорошо, пусть будет по-твоему, — сказал Арахдзау.

— Тогда завтра с утра отправляйся в Рыбное ущелье, поймай рыбу для свадебного угощения.

Наутро сын Куау-алдара и Арахдзау пошли в Рыбное ущелье. А Сырдон уже тут как тут. Изловил рыбину, заколдовал ее и превратил в оленя-рыбу. Показалась олень-рыба перед Арахдзау, и кинулся он за ней. Добежали они до Молочного озера. Посреди озера — остров, на нем — лужайка. Олень-рыба кинулась туда, ходит там, пасется. Арахдзау приметил ее и пустил в нее стрелу. Олень-рыба свалилась. «Как бы вынести ее оттуда?» — подумал Арахдзау. Вошел он в озеро, и сразу ноги его ниже щиколоток окаменели. Дошел он до середины озера, и ноги его по колени превратились в камень. Тут увидел вдруг Арахдзау перед собой Сырдона.

— Ну как, Арахдзау! Ты одолел меня силой, а я одолею тебя хитростью! — сказал Сырдон.

Понял тогда Арахдзау, что он обманут. Достал из-за пазухи пуговицу отца своего Бедзенаг-алдара, надел ее на конец стрелы и выстрелил. Дрожа, полетела стрела и вонзилась в порог Бедзенагова дома. А сам Бедзенаг-алдар в это время грелся на солнце. Вытащил он стрелу и понял, что попал в беду Арахдзау. Кликнул он слугу и сказал ему:

— Спеши в Страну нартов и скажи Сослану: твой брат Арахдзау попал в беду, и ждет он твоей помощи.

В тот же день слуга Бедзенага прибыл в селение нартов и вот уже передал Сослану поручение Бедзенаг-алдара. Оседлал Сослан свою серую лошадь и прискакал к Бедзенаг-алдару.

— Скажи скорее, в какую сторону уехал мой брат Арахдзау? — сказал Сослан.

— Уехал Арахдзау к Куан-алдару и прислал нам оттуда кровавую весть, — ответил Бедзенаг-алдар.

— Тогда дай мне скорее панцирь Церека и Цылан-коня, которых я подарил Арахдзау, чтобы скорее мне добраться до него.

Дал ему Бедзенаг-алдар панцирь Церека, и, вскочив на Цылан-коня, Сослан шевельнул поводьями и месячный путь совершил за день. Но за это время Арахдзау уже умертвил себя своей стрелой.

Прибыл Сослан к дому Куан-алдара и крикнул:

— Выгляни ко мне, Куан-алдар!

И от крика его затряслись стены дома. Куан-алдар вышел к нему и пригласил:

— Заходи к нам в дом. Видно, что ты не обычный гость.

— Незачем мне заходить в твой дом! Отвечай поскорее, где мой брат Арахдзау?

— Они вместе с моим сыном ушли в Рыбное ущелье, и пока ничего от них не слышно, — ответил ему Куан-алдар.

Сослан направил коня в Рыбное ущелье и через мгновение оказался там. Вблизи Молочного озера увидел он людей, ведущих веселый хоровод, и спросил их:

— Чего вы пляшете? Что хорошего случилось у вас?

— Как же не плясать? Большая радость у нас. Сын Бедзенаг-алдара приехал свататься к дочке нашего алдара, и мы убили его с помощью Сырдона.

— А где же его тело? — спросил Сослан.

Люди Куан-алдара повели Сослана к Молочному озеру.

Как только увидел Сослан мертвого Арахдзау, закричал он людям Куан-алдара:

— Эх вы, ослы! Только об этом и хотел я проведать!

Сырдон сразу по голосу узнал Сослана и сказал людям:

— Берегитесь! Он рожден из камня и может погубить вас.

И тут же Сырдон превратился в птицу и улетел. А Сослан стал рубить людей Куан-алдара. Передних он убивал, а задних уносили потоки крови. Так Сослан истребил их всех до последнего. Поймал он сына Куан-алдара, притащил его в дом Куан-алдара и сказал отцу:

— Доставь тотчас же мертвое тело моего брата сюда, иначе я отсеку голову твоему сыну.

Каково тут было Куан-алдару! Он тут же велел принести мертвое тело Арахдзау. Сослан взвалил мертвого своего брата на плечи алдара и его сына и сказал им:

— Теперь идите впереди меня к отцу Арахдзау и передайте ему мертвое тело его сына.

Что иное могли сделать Куан-алдар и его сын? Понесли они мертвого Арахдзау, прибыли к Бедзенаг-алдару, а Сослан привел с собой дочь Куан-алдара и сказал Бедзенаг-алдару:

— Вот перед тобой убийца твоего сына, а это та, из-за которой погиб Арахдзау.

Построил Бедзенаг-алдар склеп из серебра и положил там своего сына. Сослан отрубил голову Куан-алдару и его сыну и повесил над входом в склеп. А трупы выбросил на свалку. Бедзенаг-алдар поблагодарил Сослана за то, что он отомстил за Арахдзау. Потом Сослан вернулся домой, а дочь Куан-алдара осталась у Бедзенаг-алдара.


Сказания о нартах. Оглавление »»