Говорите по-осетински: сайт для интересующихся осетинским языком

Осетинский форум | Осетинская Википедия | Осетинские словари


Поиск по словарю:

Из дигорской лирики Георгия Малиева

ЗАР

Мæ синхон кизгæн æ зæрдæ
Ку зонинæ, ку, бæлвурд, —
Уæд зæгъинæ ин цидæртæ,
Уæд зæгъинæ ин еу дзурд...

Фæццæуидæ минæвари
Гъур-гъургæнгæ нæ тикис, —
Æрхæссидæ мин лæвари
Æрхи агæ æд рæхис.

Десæ-месæ уæд сор-серæ
Исфицинæ аги дзаг, —
Бахуæринæ уотæ берæ
'Ма фæууинæ кæуйнаг...

1909,
Киристонгъæу

ДИГОРОН ÆМБЕСÆНДТÆ

Дигорские пословицы с русскими переводами и комментариями.

Переводы условны; чтобы получить полное представление читайте комментарии.

В комментариях приняты следующие сокращения:
диг. — дигорский
ирон. — иронский
ИЭС — В. И. Абаев. Историко-этимологический словарь осетинского языка.

Фæлмæн дзурд — зæрди дуар æй. Доброе слово — дверь сердца.
Сочетание «зæрдидуар», похоже, является устойчивым в дигорском — так, в частности, называется сборник стихов дигорского поэта Багараева Созура (Bahærati Sozur, "Zærdi duar". Владикавказ, 1926. Книга переиздавалась в 70–80 гг., я еë видел своими глазами, но затрудняюсь назвать год переиздания).
Фæлмæн — «мягкий», в переносном значении также «добрый».
Æй — глагол-связка; форма 3-го лица единственного числа (ирон. у).
Гъæу лæгæй федаууй, лæг ба  æгъдауæй. Село красят люди, а человека — порядочность.
Глагол федауун [fedawun] (ему соответствует иронская форма фидауын) в ИЭС переводится как «быть к лицу, быть привлекательным, приличествовать, подходить». Сравните с другой осетинской поговоркой: Хорз бæхыл æвзæр барæг нæ фидауы. «На хорошей лошади плохой всадник не смотрится».
Частица ба соответствует иронскому та.
Æгъдау — свод норм поведения в обществе, «адат». Понятие æгъдау настолько важно, что заимствовано и в русский язык жителей Осетии (в форме «ахдау»).
Отложительный падеж на -æй выступает здесь в роли инструменталиса (творительного падежа).
Хуарзи кой идардмæ игъусуй. Весть о хорошем далеко слышна.
Диг. глагол игъусун «слышаться, доноситься» соответствует иронской форме хъуысын. (и- в игъусун, как и в идард характерно для дигорского и восходит к архаичной глагольной приставке ви-).
Идардмæ — форма направительного падежа на -мæ от слова идард «далеко, даль».
Буквальный перевод: «Хорошего весть/слава до далека слышится».
Хор хуссæги нæ хезуй. Солнце сон не  ждет.
Т. е. солнце не ждет, когда уйдет сон/когда человек выспится.
Глагол хезун имеет много значений, одним из них является «ждать, поджидать». Интересно, что иронский закономерный аналог — хизын — не имеет этого значения. В иронском глагол «ждать» сложный (т. е. состоит из двух слов): æнхъæлмæ кæсын.
Хор соответствует иронской форме хур (с тем же значением: «солнце»).
Адæм ке уарзунцæ, Хуцау дæр уой уарзуй. Кого любит народ, того любит и Бог.
Буквально «Народ кого любят, Бог тоже его любит».
Иронскому глагольному окончанию третьего лица множ. числа -ынц соответствует дигорское окончание -унцæ.
Окончанию 3-го лица ед. ч. в дигорском соответствует окончание -уй: кæнуй, кæсуй, уарзуй и  т. д..
Диг. ке — ирон. кæй.
Бæгъатæр æрмæстдæр еунæг хатт мæлуй — тæрсагæ ба  мин хатти. Храбрец умирает только один раз, а трус — тысячу раз.
Дигорскому бæгъатæр отвечает иронская форма бæгъатыр (или более употребимая — хъæбатыр с метатезой).
Еунæг — ирон. иунæг «одинокий, единственный».
Слово тæрсагæ (ирон. тæрсаг) «трус» часто приходится переводить на русский при помощи прилагательного: «трусливый», «пугливый» (ирон. Мæ бæх тæрсаг у «Моя лошадь пуглива»). Это может служить примером того, что осетинский язык не различает грамматически существительные, прилагательные и числительные — в грамматиках осетинского языка поэтому не выделяют этих трех привычных частей речи, объединяя их в одной: имя (см. «Грамматический очерк осет. языка», стр. 450 и 457).
Губун фæллад нæ зонуй. Живот не  знает усталости.
Эта же фраза на иронском звучала бы как Гуыбын фæллад нæ зоны.
В осетинском языке, в отличие от русского, слово гуыбын/губун не вызывает прямых ассоциаций с понятием «жизнь» — речь о человеческой прожорливости. Само слово гуыбын восходит к группе слов, обозначающих круглые объекты (в русском «живот» изначально означало «жизнь»).
Невоздержанность в еде считается у осетин пороком, отсюда такое большое внимание к этой теме в пословицах и легендах. В одной из легенд, к примеру, герои отправляются за водой с небольшим кожаным сосудом и сомневаются, хватит ли такого объема воды на всех. Но когда они начинают наполнять сосуд, он  многократно увеличивается в размерах. Выясняется, что это человеческий желудок, «бездонный» по своей сути.
Дзуапп дæттунмæ тагъд ма кæнæ, игъосунмæ тагъд кæнæ. Не  спеши отвечать, спеши слушать.
Тагъд кæнун (ирон. тагъд кæнын) — сложный глагол «спешить, торопиться». Форма кæнæ соответствует иронскому кæн.
Дзæгъæлрæйæ куй берæ цæфтæ еруй. Собака, которая лает впустую, получает много пинков.
Буквально «Зря/напрасно лающая собака много ударов находит».
Дзæгъæлрæйæ, дзæгъæлдзорæ характерные дигорские формы (ср. ирон. дзæгъæлдзу).
Биццеуæй дзорагæ æма байрагæй серагæ хуарз некæд фæуунцæ. Болтливый мальчик и жеребенок-иноходец никогда не исправятся.
Буквально: "Мальчиком болтливый и жеребëнком иноходец хорошими никогда (не) станут".
Берæгъ дæр, ке тæнæй рохс цæуа, уомæ лæборуй. Даже волк нападает только на сытых.
Буквально «Волк даже, из чьего живота свет идëт, на того нападает».
Метафора света, изходящего из низа живота (тæнæ) означает здесь сытость, откормленность.
Дигорскому о часто соответсвует в иронских формах у — это может помогать при чтении дигорских текстов тем, кто уже владеет иронским (дор — дур, хор — хур, рохс — рухс, дзорун — дзурын, игъосун — хъусын, сог — суг и т. д.).

(Продолжение следует)

Присылайте ваши замечания, исправления, комментарии.