Говорите по-осетински: сайт для интересующихся осетинским языком

Осетинский форум | Осетинская Википедия | Осетинские словари


Поиск по словарю:

Сказания о нартах. Осетинский эпос. Издание переработанное и дополненное. Перевод с осетинского Ю. Либединского. С вводной статьёй В. И. Абаева. М, «Советская Россия», 1978. Оглавление и скан в формате djvu »»

Нартовский эпос осетин

Как Сослан женился на Косер

Однажды вечером вышел Сослан из дому и пошел вверх по улице нартского селения. Дошел он до угла и видит, стоят за углом молодые нарты. Не видя Сослана, говорят между собой:

— Сослан без нас не был бы Сосланом.

Повернул Сослан выше, дошел до другого угла, — стоят за углом другие молодые нарты, и услышал Сослан те же речи:

— Если бы не мы, не было бы Сослана.

Свернул Сослан на следующую улицу, — там тоже стоит молодежь, и речь идет о том же.

— Ну хорошо же! — сказал Сослан. — Испытаю я вас на деле!

Долгое ли, короткое ли время прошло с тех пор, только собрал раз Сослан нартскую молодежь и сказал:

— Эй вы, вояки! Войска недруга нашего Уарби направились к перевалу Хызын. Мы должны напасть на них, разбить их и завладеть их имуществом и сокровищами. Завтра на рассвете каждый из вас, при оружии и запасшись пищей, должен явиться ко мне.

Согласилась нартская молодежь. Наутро вышли они в поход. Ведет Сослан нартское войско. Достигли они перевала Хызын и увидели: воины Уарби, гремя доспехами, поднимаются вверх по ущелью. Испугались нартские юноши, увидев войско Уарби, услышав грохот движущихся полчищ. Оглянулся Сослан и видит, что остался он один, — покинули его все нартские юноши и убежали домой.

— Эх, собаки! — сказал Сослан. — Как заносчивы были вы в тот вечер! Что же вас теперь не видать?

Один вступил Сослан в борьбу с воинами Уарби, разогнал их, завладел имуществом и сокровищами Уарби и все самое хорошее принес в селение нартов. Идет Сослан по улице, ни одного человека не встречает.

«Когда я уходил, все были здоровы. Куда же они девались теперь?» — с тревогой подумал Сослан.

Вдруг видит он — идет по воду молодая женщина.

— Куда все люди наши девались? — спросил ее Сослан.

Но ничего не ответила ему женщина: недавно вышла она замуж и не имела права, по обычаю, говорить со старшими.

— Ради бога твоего, — попросил Сослан, — на этот раз нарушь обычай и скажи: почему обезлюдело наше селение?

— Вошла в свою летающую башню красавица Косер. Поднялась она на башне в небо. Тогда собрались нарты, чтобы посмотреть на это диво, и она такое слово сказала им:

«Стану я женой того, чья стрела долетит до меня».

Встревожился Сослан. «Как бы чья-нибудь стрела не долетела раньше моей», — подумал он и поспешил туда, где высоко над землей висела в небе башня Косер.

Добежал Сослан до того места, где, глядя в небо, собрались нарты, лег на землю лицом вверх, достал свою стрелу и пустил ее. В верхний косяк дверей летающей башни вонзилась стрела его. Пустил Сослан вторую стрелу. В верхний косяк окна летающей башни попала стрела.

Открылось окно башни, и Косер своей белой рукой достала обе стрелы, взглянула на них и подумала: «Обе эти стрелы из одного колчана. Навеки моим ясным солнышком пусть будет тот человек, что пустил их». И опустила красавица Косер свою башню на землю, к людям.

— Тот, чьи это стрелы, пусть подойдет сюда, — сказала Косер. — Он будет моим суженым.

Обрадовался Сослан, рванул двери башни и вошел в нее.

— Подожди, безумец, подожди! — закричала Косер. — Не сумеешь ты управлять моей башней!

Но не послушал ее Сослан. Рассердилась Косер. Послала вверх свою башню, а сама выскочила из нее на землю. Сослан же не заметил, что Косер выскочила из башни, обежал он всю башню и нигде не нашел ее.

«Значит, обманула эта коварная», — в гневе подумал Сослан.

А башня все летит вверх и уносит Сослана.

Долетела башня до самого неба и остановилась. Что делать тут Сослану? Разгневался он и спрыгнул с вершины башни на землю. Камнем полетел он вниз — чем ближе к земле, тем быстрее. Достиг земли и со всей силы своего полета стремительно пробил ее насквозь. Видит он, что очутился у чертей, в седьмой преисподней. Обрадовались черти, несут ему в подарок все самое лучшее, что только могут достать. Но с каждым днем становится все печальнее Сослан.

— Дорогой ты наш гость, — говорит ему повелитель чертей, — все самое хорошее, что есть у нас, показываем мы тебе, но ничем не можем тебя развеселить.

— Такой уж я человек, — сказал Сослан, — что без охоты и сражений не мила мне жизнь.

А тут как раз пришла весть, что угоняют у чертей стадо. И приказал тогда повелитель чертей:

— Выводите скорей знаменитого коня Дзындз-Аласа, попытаем-ка нашего гостя: таков ли он на самом деле, как говорит о себе? Пусть один поскачет он на нашем коне и отобьет у врагов наше стадо.

Вывели черти своего знаменитого Дзындз-Аласа. Вскочил на него Сослан, мигом укротил его, погнался за разбойниками, которые угнали у чертей стадо, и не только стадо пригнал, но и разбойников взял в плен.

— Нельзя его отсюда отпускать, — сказал повелитель чертей. — Такого черта и среди чертей не найдется.

И привел повелитель чертей к Сослану трех своих дочерей.

— Гость наш дорогой, — сказал он Сослану, — всех трех любимых своих дочерей отдаю я тебе в жены. Таких красавиц, ты, конечно, нигде не найдешь. С ними ты проведешь у нас весело и счастливо всю свою жизнь.

Во многих странах пришлось побывать Сослану, много девушек видел он на своем веку, а таких уродок, как чертовые дочки, никогда не видал. Но чтобы не обидеть хозяина, сказал Сослан повелителю чертей:

— Ах, как нравятся мне твои дочери, мой добрый алдар! Но горе! — в Стране нартов остались у меня три жены. Они и так друг с другом не ладят, и вечно у нас в доме крик и брань. Не смогут они ужиться в согласии с любимыми твоими дочерьми, и не хочу я сделать несчастными этих нежных девушек.

— Тогда проси чего хочешь, ничего мы для тебя не пожалеем, — сказал Сослану повелитель чертей.

— А мне бы только вернуться к своему народу нартскому, больше мне ничего не нужно от вас, — ответил ему Сослан.

Опечалился, вздохнул повелитель чертей.

— Ну что же, — сказал он своим слугам, — принесите-ка нашему гостю два старых чувяка.

Вот принесли Сослану два старых чувяка.

— Теперь надень на ноги эти чувяки и помолись Богу, — сказал повелитель чертей. — Скажи такие слова: «Бог богов, сделай так, чтобы очутился я у своего дома».

Надел Сослан на ноги чувяки, помолился и — на вот! — стоит он у дверей своего дома. Увидала его Шатана, обрадовалась.

— Готова я проглотить твои недуги, Бог мой, за то, что ты невредимым вернул моего мальчика! — воскликнула она.

А Косер, пока Сослан был в преисподней, находилась на земле.

Дошел слух до нее, что вернулся Сослан, и подумала она: «Кто его знает, может быть, он обиделся на меня?» Велела она своей башне спуститься вниз, вошла в нее — и опять повисла башня между землей и небом.

Тут увидел башню Сослан и спросил Шатану:

— Что мне делать теперь? Я из-за этой коварной один раз попал уже в седьмую преисподнюю. Неужели же мне оставить теперь ее в покое и успокоиться самому?

— Я помогу тебе в этом деле, — сказала Шатана. — Я превращу тебя в вихрь, и ты без труда достигнешь ее.

Превратила его Шатана в вихрь; взвился он, закружился, понесся вверх, мигом достиг башни и через открытое окно ворвался в башню. Испугалась Косер налетевшего вихря, но тут же рассеялся вихрь, и видит Косер — стоит перед ней Сослан.

— Ну, а теперь, коварная, куда ты уйдешь от меня? — сказал Сослан.

— А в чем я перед тобой виновата? Это ты сам во всем виноват, — ответила Косер. — Я и сюда поднялась только для того, чтобы узнать, верны ли чувства твои ко мне.

И там же, наверху, между землей и небом, помирились нарт Сослан и красавица Косер. А потом велели они башне крутиться и спустили ее вниз на землю.

Сколько пожили они среди нартов, никто не знает, но красавица Косер привыкла жить одна в своей летающей башне между небом и землей и никак не могла ужиться с нартами. Только Сослан был ей нужен, больше никто. И вот однажды сказала она Сослану:

— Муж мой, не смогу я жить среди нартов, и если ты хочешь, чтобы я была с тобой, то пойдем и поселимся в моей башне, там у нас не будет ни в чем недостатка.

— А я не смогу так жить! — ответил Сослан. — Без нартов мне жизни, нет. Без нартов пища и напитки лишены для меня вкуса. Если я не буду участником в радостях и невзгодах нартов, то мне жизнь не в жизнь.

Так разошлись Сослан и красавица Косер. Красавица Косер села в свою башню и поднялась в небесное лоно, а Сослан остался жить с нартами.


Сказания о нартах. Оглавление »»