Говорите по-осетински: сайт для интересующихся осетинским языком

Осетинский форум | Осетинская Википедия | Осетинские словари


Поиск по словарю:

Сказания о нартах. Осетинский эпос. Издание переработанное и дополненное. Перевод с осетинского Ю. Либединского. С вводной статьёй В. И. Абаева. М, «Советская Россия», 1978. Оглавление и скан в формате djvu »»

Нартовский эпос осетин

Доля старшего и доля младшего

Возвращаясь после походов, нарты все, что там добывали, поровну делили между собой. Однажды отправились они в поход поживиться. Доехали до земель кривого Али. Было у кривого Али три сына — Саргой, Гургой и Анабар. Нарты остановились у кривого Али.

Хорошо угощал их Али, рассадил их за трехногими столиками, а у нартов в то давнее время старшие сидели вместе с младшими. Кто где садился, тот там и сидел.

Тогда кривой Али спросил:

— Нарты, кто из вас старше всех по годам?

— Урызмаг старше всех, — ответили нарты.

— Так пусть он и садится за старшего.

И Урызмаг сел за столом на место старшего.

— А после Урызмага кто из вас старший? — спросил опять Али.

— Хамыц и Сослан, — ответили нарты.

— Тогда садитесь вы по обе стороны Урызмага, — сказал Али Хамыцу и Сослану.

И они тоже сели на указанные места.

Так кривой Али по старшинству рассадил всех нартов, а затем сказал:

— Батрадз, Ацамаз и Елтаган, вы, как младшие, будете прислуживать за столом.

И стали Батрадз, Ацамаз и Елтаган прислуживать, — как же иначе? Кривой Али угощал нартов от одного сегодня до другого сегодня, а затем сказал:

— Мои три сына живут в трех ущельях, завтра съедутся они ко мне. Прошу вас остаться до их приезда.

Нарты не стали возражать и задержались еще на один день. Наутро съехались сыновья Али.

Нарты снова сели за столы в таком порядке, как их рассадил кривой Али. Они пили, ели и захмелели. Кривой Али сказал своим сыновьям:

— А теперь поблагодарите гостей!

Старший сын, Саргой, взял с блюда воловью голову вместе с языком, положил ее перед Урызмагом и сказал:

— Ты старший среди нартов, ты и глава! Отныне пусть будет в обычае оделять старшего в доме головой. Да будет он, подобно голове, одарен разумом, и пусть, получив язык, он языком своим научает младших, остается для них наставником, чтобы они внимали каждому его слову.

Урызмаг тоже сказал спасибо Саргою.

— Вот тебе сгуы! Как бы ты его ни изрезал, что бы ты с ним ни сделал, не скажет «ой» этот сгуы! И так же, как он остается нечувствителен, так чтобы и ты не чувствовал никогда боли в ногах и никогда не уставал бы от ходьбы!

После этого второй сын кривого Али, Гургой, взял шею барана, которым угощали за столом, преподнес ее Хамыцу и сказал ему:

— С честью сиди рядом со своим старшим, главнее всех голова, но чтобы высоко держать голову, нужна шея. Как бы ни была тяжела голова, у тебя должно хватать силы держать ее. Пусть крепка будет шея, чтобы никто никогда не сломил ее. Оставайся при старшем навеки вторым старшим, а если не станет твоего старшего, будь готов наставлять своих младших.

Хамыц тоже поблагодарил его, затем отрезал ухо у барана и протянул его Гургою.

— Будь бдителен! Вовремя услышь грозящую беду и готов будь встретить ее. Будь достоин того, чтобы лучшие из молодежи брали пример с тебя, и всегда отвечай на их вопросы. Среди сверстников пусть твои добрые дела прославляются открыто и пусть за глаза люди повсюду говорят о твоей отваге!

И, наконец, подошел к старшим третий сын Али, Анабар. Он положил перед Сосланом курдюк и сказал ему:

— Тебе выпала честь сидеть рядом со старшими, так будь им помощником и во всем равняйся на них. Пусть потомки с честью произносят твое имя. Если чего не смогут достичь своим разумом старшие, пусть твой ум придет им на помощь. Пусть младшие тебя почитают, а старшие любят.

Сослан тоже встал с места, взял с блюда ребро, поднес Анабару и поблагодарил его.

— Пусть твое имя будет примером для младших! Терпеливо и неустанно служи старшим, будь для младших достойным товарищем. Пусть никто не сможет сказать тебе: сядь-ка пониже или сядь-ка повыше. Будь средним и гордись этим местом!

Так обменялись они благодарственными речами и с тех пор повелось перед старшими класть на стол голову, шею и курдюк, младшим давать как долю сгуы, ухо и ребро.

Просидели до самого рассвета нарты за столом у кривого Али, а поутру он им сказал:

— А теперь, нарты, разъезжайтесь охотиться по трем моим ущельям. Пусть будет вам от меня подарком то, что больше всего придется вам по душе.

И Саргой повел нартов в Погибельное ущелье. Ехали они день, второй, третий, неделю ехали и третий месяц и достигли берега большой реки. На берегу реки у моста, преграждая им дорогу, лежал семиглавый уаиг.

— Сейчас же вставай, иначе я убью тебя! — сказал ему Саргой.

И ответил ему семиглавый:

— Проезжайте все по моей спине! Силы наши испытаем, когда будете возвращаться.

Проехали нарты по спине уаига, а он даже и не обернулся на них. Добрались они до входа в Черное ущелье, заглянули туда — даже склоны тор покрыты там черным-пречерным скотом. Саргой обернулся к нартам и сказал:

— Все это вам дар от отца моего, кривого Али. Угоняйте их. А я не допущу, чтобы вам пришлось сражаться с семиглавым уаигом, и сам с ним сражусь. Если до вечера не вернусь я домой, пусть ваш младший возьмет мою свирель и заиграет на ней. Если свирель станет жалобно причитать, знайте, что нет меня в живых, если же заиграет она веселую песню, это значит, что я скоро вернусь. Дарю я свою свирель младшему из вас.

И нарты пригнали черные стада в дом кривого Али. Али знал своего сына и спросил нартов:

— Кто из вас самый младший?

— Ацамаз, — ответили ему нарты.

— Тогда пусть он приложит к губам свирель моего сына, и мы узнаем, что с ним стало.

Приложил Ацамаз свирель к своим губам, и стала она жалобно причитать.

— Мой сын Саргой погиб, — сказал кривой Али. — Сидеть бы ему в раю, а свирель да будет его подарком Ацамазу, памятью о моем старшем сыне.

На следующий день поехали нарты на охоту во второе ущелье с Гургоем, средним сыном кривого Али. Гургой ехал впереди и показывал путь. Три месяца ехали они, добрались до берега большой реки. На берегу у моста, преграждая им путь, лежал девятиглавый уаиг. И сказал ему Гургой:

— Если не встанешь, я убью тебя!

— Проезжайте по моей спине, а силы свои испытаем, когда будете возвращаться, — сказал уаиг.

Проехали они по спине уаига, он даже не поглядел на них. Добрались они до Белого ущелья, огляделись. Так здесь много белого скота, что гор не видно. И сказал нартам Гургой:

— Весь этот скот дарит вам мой отец, кривой Али. Угоняйте его поскорее, а я вступлю в борьбу с девятиглавым. Когда вернетесь к моему отцу, ждите меня до вечера. Если я не вернусь, налейте воды в мою чашу Уацамонга, и пусть средний из ваших младших уронит в эту воду свою слезу. Если суждено мне вернуться, тогда слеза эта превратит всю воду в белую пену. А если меня не будет в живых, вода помутнеет. И пусть тогда в память обо мне возьмет мою чашу Уацамонга тот младший, чья слеза упадет в чашу.

Нарты пригнали свой скот к дому кривого Али и стали ждать Гургоя. Но Гургой не вернулся до вечера, и тогда кривой Али вынес чашу Уацамонга и наполнил ее водой. Уронил Елтаган в нее свою слезинку, и сразу вода замутилась. Так узнал кривой Али о гибели своего второго сына и сказал:

— Погиб мой сын Гургой. Возьми, Елтаган, его чашу и сохрани среди нартов память о Гургое!

И опять отправились нарты с младшим сыном кривого Али, Анабаром, в третье ущелье. Сколько они ехали — кто знает! — но добрались до большой реки. Смотрят, у моста, преграждая им путь, лежит двенадцатиглавый уаиг.

— Лучше встань, не то убью тебя! — сказал Анабар.

— Проезжайте по моей спине, а когда будете возвращаться, испытаем силу друг друга.

Проехали они по спине уаига, едут дальше, и вот перед ними Красное ущелье. Огляделись нарты — кругом, куда ни кинешь взгляд, полно красного скота, и как только его земля держит?

Анабар сказал нартам:

— Это вам дар от отца моего, кривого Али. Скорее угоняйте этот скот, а я поеду следом за вами. Мне еще нужно сразиться с двенадцатиглавым уаигом. У отца моего хранится мой трехногий столик. Если до вечера я не вернусь домой, то пусть вынесут из дома этот столик и поставят его на солнце. Если белыми лучами засверкает столик, — значит, я жив, а если лучи переломятся радугой — знайте: нет меня в живых. И самому отважному из ваших младших пусть перейдет этот столик в подарок от меня. Он будет указывать верный путь и освещать дорогу.

Нарты угнали скот и прибыли к кривому Али. Солнце уже склонялось к закату, когда кривой Али вынес трехногий столик, поставил его под солнечный свет, и сразу радугой преломились лучи солнца. С тех пор небесным луком прозвали радугу.

И сказал тогда кривой Али нартам:

— Пусть этот столик будет подарком Батрадзу, отважнейшему из ваших младших, от имени сына моего. Анабаром звался он и погиб храброй смертью. Я ничего из своего добра не жалею для вас. Берите все, и пусть пойдет оно вам впрок!

И ответил ему Урызмаг:

— Нет, кривой Али, так не будет! Ты научил нас разуму, указал младшим, как вести себя со старшими, не пожалел для нас своего добра. Славным и благородным предстал ты перед нами. Мы со вниманием слушали тебя. А теперь ты выслушай нас: тот, кто слушает, получит долю слушающего, тот, кто идет, получит долю идущего. За то, что ты так обласкал нас, мы просим тебя поехать с нами. С почетом будешь ты жить среди нартов, почетом будет для нас то, что мы станем оберегать тебя.

Не стал возражать кривой Али. Но хотя он и выехал вместе с нартами, но не суждено ему было достигнуть селения нартов. Скончался он на границе нартской земли, и нарты соорудили склеп и с почетом похоронили кривого Али. Затем они добрались до своего селения и весь скот и все добро, что привезли с собой, поделили поровну.


Сказания о нартах. Оглавление »»