Говорите по-осетински: сайт для интересующихся осетинским языком

Осетинский форум | Осетинская Википедия | Осетинские словари


Поиск по словарю:

В русских записях встречаются формы Батраз и Батрадз — варианты одного и того же имени.

Известнейший осетиновед В. И. Абаев видел в сюжете смерти Батраза отражение борьбы христианства и язычества: „Из конкретных событий аланской истории в эпосе ярко и драматично отразилась борьба между язычеством и христианством. По духу и содержанию своему наш эпос — эпос дохристианский, языческий. Хотя в нем фигурируют Уастырджи (св. Георгий), Уацилла (св. Илья) и другие христианские персонажи, но христианского в них — только имена, образы их идут из языческого мира. Вместе с тем в эпосе, как мы пытались показать, получила отражение борьба христианства с язычеством. Сослан, Батраз — это герои языческого мира, погибающие в борьбе с новым богом и его слугами. Капитуляция Батраза перед св. Софией (Софиайы зæппадз) — это капитуляция языческой Алании перед византийским христианством. Историческая эта капитуляция происходила, как известно, между V и X веками. В X веке христианство, во всяком случае номинально, восторжествовало во всей Алании, и была создана аланская епархия. В эпизодах смерти Батраза и Сослана нартовский эпос выступает как эпос «уходящего язычества»“.

Сказания о нартах. Осетинский эпос. Издание переработанное и дополненное. Перевод с осетинского Ю. Либединского. С вводной статьёй В. И. Абаева. М, «Советская Россия», 1978. Оглавление и скан в формате djvu »»

Нартовский эпос осетин

Смерть Батрадза

После того как зло нартов — Сырдон — натравил Батрадза на духов земных и небесных, начал с ними Батрадз жестокую войну. Где только ни настигал он их, там уничтожал и калечил. Собрались тут все духи и дауаги и пришли жаловаться Богу:

— Нет нам житья от Хамыцева сына Батрадза! Пошли на него погибель! Или пусть останется он, а нас не станет. А если останемся мы, пусть погибнет он.

— Не знаю я, как вам помочь, — ответил Бог. — Помимо моей воли появился он на свет, и нет в моих руках погибели для него.

Когда узнал Батрадз, что духи и дауаги пожаловались на него Богу, он подумал с любопытством: «Как же могуществен тот Бог, которому жалуются на меня духи и дауаги земные и небесные! Пойду и навещу его».

Снарядился Батрадз в дальнюю дорогу и направил коня своего в небесное жилище Бога. Когда узнал Бог, что едет к нему Батрадз, бросил он ему на дорогу мешочек, который равен был по весу тяжести всей земли. Батрадз хотел, не слезая с коня, подцепить этот мешочек наконечником плети своей. Зацепил, потянул к себе — и конь его по самый живот увяз в земле, а рукоять его плети сломалась.

«Что за чудо?» — удивился Батрадз, слез с коня, обеими руками схватился за мешочек, сдвинул его немного, но сам по колено ушел в землю. Оставил мешочек Батрадз и поехал дальше.

Бросил тогда Бог на дорогу Батрадзу клубок золотой пряжи. Была эта пряжа так же длинна, как корешки всех растений, какие только растут на земле, и так же крепка, как все эти корни.

— Пожалуй, этот клубок пригодится мне, — сказал Батрадз, — я отвезу его Шатане для починки шубы.

Не слезая с коня, нагнулся Батрадз и взял в руки клубок.

Хотел он поднять его, но клубок не сдвинулся с места. Соскочил тогда с коня Батрадз, но сколько ни старался он поднять клубок, ни на волос не смог поднять его.

— Есть еще на свете сила сильнее меня, — сказал Батрадз и повернул коня обратно.

Азанбек Джанаев. Бой нартов с небожителями

Но тут навстречу ему попались семь сыновей Уастырджи и семь сыновей Елиа — повелителя громов. Кинулся Батрадз на них и сразу убил трех сыновей Уастырджи и трех сыновей Елиа. И те из них, кому удалось избежать гибели, полетели к Богу и просят его:

— Боже, кто более дорог тебе: мы или сын Хамыца Батрадз?

И тогда сказал им Бог:

— У меня нет на него погибели. Только своей смертью может погибнуть он. Идите и скажите Солнцу, чтобы оно за один день послало бы на землю весь тот жар, который оно должно отдать за целый год. А вы сумейте заманить Батрадза в степь Хазма и там сражайтесь с ним. Камнями бейте по свинцу, чтобы стал свинец крепче камня, и на Батрадза обрушивайте эти свинцовые глыбы. От жаркого боя в этот жаркий день он, как огонь, раскалится и кинется к своему источнику, чтобы остудиться, но я высушу источник. Тогда он бросится к морю, но море тоже высохнет в этот день.

Собрались духи и дауаги земные и небесные и сообщили Солнцу веление Бога. И тогда Солнце послало на землю весь тот жар, который должно было оно дать за целый год. В степь Хазма заманили духи и дауаги Батрадза и встретили его там градом крепко сбитого свинца. Батрадз отвечал им своими стрелами и насмерть поразил еще четырех сыновей Уастырджи и трех сыновей Уациллы. Но не кончилось на этом сражение духов и дауагов со стальным Батрадзом. Солнце жжет все сильнее, и, как огонь, раскалился Батрадз.

— Дайте срок, я охлажусь и тогда еще покажу вам! — пригрозил Батрадз.

Подбежал он к источнику, но ни капли воды не было в нем. Кинулся он к морю, но до дна высохло море. Загорелся, запылал Батрадз, и мигом дотла сгорела у него та единственная кишка, которая осталась незакаленной, когда закалял его Курдалагон. И как только сгорела эта кишка, повалился Батрадз и умер.

Неподвижно лежит тело Батрадза, а духи и дауаги летают над ним. Но вдруг от тела Батрадза поднялся такой ядовитый запах, что многие из духов и дауагов тут же попадали на землю и поумирали, а оставшиеся пошли к Богу и снова жалуются ему:

— Страдали мы от него живого, но еще больше страдаем мы от него мертвого.

— Идите и похороните его в Сафийском склепе, — сказал Бог.

Полетели тут духи и дауаги к телу Батрадза, но даже все вместе не могли они сдвинуть его. Запрягли духи и дауаги двенадцать пар волов, взялись вместе с ними, но — где там! — не двинулось с места стальное тело Батрадза.

Опять полетели они к Богу, и он сказал, чтобы они запрягли двух бычков, которые родились в те дни года, которые посвящены волчьему властелину Тутыру: таинственной силой обладает скотина, родившаяся в эти дни. Когда запрягли духи и дауаги двух бычков, родившихся в дни, посвященные Тутыру, и потянули они тело Батрадза — а то как же иначе? — сдвинули эти два бычка тело Батрадза с места и привезли его к склепу Сафа. Но на этом дело не кончилось. Никак не могут они вдвинуть в склеп тело Батрадза. Вносят головой вперед — оно упирается локтями и застревает в двери. Вносят ногами вперед — ноги расходятся, и не проходит тело в склеп. Опять полетели духи и дауаги к Богу и рассказали об этом.

— Погребальных даров требует от меня Батрадз, — сказал Бог, и три слезы уронил он на тело Батрадза.

После этого тело легко внесли в склеп и там его похоронили. А слезы Бога скатились на землю, и в тех местах, где упали они, встали три святилища: Таранджелос, Мыкалгабырта и Реком.


Сказания о нартах. Оглавление »»